Как мать Николая Караченцова повлияла на его карьеру

Отец Николая Караченцова оставил семью еще до рождения знаменитого актера. Поэтому все заботы по воспитанию сына легли на плечи Янины Евгеньевны Брунак. По словам самого артиста, между ним и матерью сложились «обожествленно-восторженные» отношения. Именно по этой причине Караченцов даже решил стать артистом балета.

Балетмейстер с мировым именем

Янина Евгеньевна Брунак происходила из старинного польского рода. Видимо, она так дорожила своими корнями, что, даже выйдя замуж за художника Петра Караченцова, она не стала менять фамилию. Впрочем, с отцом известного актера Янина Евгеньевна прожила совсем недолго: еще до рождения сына супруги расстались. Возможно, официально они развелись несколько позже, но, как утверждал актер, он не помнил, чтобы отец хотя бы день жил вместе со своей семьей. Тем не менее, Николай поддерживал с Караченцовым-старшим довольно теплые отношения и нередко оставался у него на ночь.

А вот Янина Евгеньевна, оставшись одна, поняла, что уделять достаточно внимания сыну не в силах. Именно поэтому Брунак определила Николая в элитный интернат при Министерстве внешней торговли. Дело в том, что мать Караченцова работала балетмейстером. Она ставила спектакли буквально по всему миру: трудилась в Монголии, Вьетнаме, Сирии, Великобритании. Постоянные гастроли и командировки не позволяли Янине Евгеньевне проводить все время с мальчиком. Но Караченцов был не в обиде. Тем более, что каждую свободную минуту Брунак посвящала только ему. Да и письма несколько сглаживали горечь разлуки.

Профориентация сына

Янина Брунак всегда относилась к сыну как к взрослому человеку, отдельной личности. Она не только делилась с Николаем своими секретами (впрочем, как и он с ней), но и рассказывала о профессиональных трудностях и даже советовалась с ребенком. Благодаря такой искренности матери Караченцов с малых лет был в курсе всех событий, происходивших в балетной среде. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в какой-то момент Николай тоже стал грезить о балете. Однако Янина Евгеньевна оказалась против. Скорее всего, зная не понаслышке о том, какой это тяжкий труд, Брунак не желала подобной судьбы для своего сына.

Всеми силами мать пыталась повернуть стремления Николая в другую сторону. Янина Евгеньевна записала его в секцию, и тот действительно не на шутку увлекся спортом. Впрочем, чуть позже у Караченцова появилась и еще одна страсть. На летние каникулы мать отправляла его отдыхать в Дом творчества «Щелыково», который относился к Малому театру. Там, в театральной среде, Караченцов и стал подумывать о том, чтобы посвятить свою жизнь актерской профессии.

Читайте также:  Елена Миронова: почему так при рождении записали Хелен Миррен

Гордость за талант

Против театра и тем более кино Янина Брунак ничего не имела. Мало того, именно она настояла на том, чтобы Николай, помимо спортивной школы, начал заниматься в самодеятельной студии при Центральном детском театре. Стоит ли говорить о том, что этот опыт стал огромным подспорьем для абитуриента Караченцова. Ведь в Школу-студию МХАТ он поступил с первого раза. Да и окончил Николай Петрович учебу с отличием. Янина Евгеньевна до конца своих дней очень гордилась сыном. Тем более, что успела увидеть его самые главные успехи как в актерской карьере, так и в семейной жизни. В своих мемуарах Караченцов писал о том, как он счастлив, что мать застала его сына Андрея и Тиля Уленшпигеля, образ которого артист воплотил в постановке Марка Захарова.

Янина Евгеньевна Брунак скончалась через 11 лет после «Тиля». Это случилось в 1992 году, когда Брунак исполнилось 78 лет. Урна с прахом балетмейстера находится в колумбарии Донского кладбища столицы. Николай Караченцов часто приезжал туда даже после роковой автомобильной аварии. Видимо, он, как и прежде, доверял свои самые сокровенные тайны только матери.