Любовь Брежнева: как Генсек разрушил счастье племянницы

Несмотря на огромное количество анекдотов и злых шуток, связанных с «застойной» эпохой Брежнева, именно о ней говорят с теплотой и любовью. Самого же Генсека до сих пор называют «Дорогой Леонид Ильич». А в 2013 году по опросам он был удостоен титула «Лучшего политика СССР». Правда, далеко не все сохранили о тех временах приятные воспоминания. Вот, к примеру, племянница знаменитого Генсека — кремлевская Золушка — Любовь Брежнева, которая, несмотря на покровительство высокопоставленного дяди, так никогда и не почувствовала себя по-настоящему счастливой.

Родившаяся в рубашке

Родители девушки познакомились в Магнитогорске во время войны. Как и Леонид Ильич, его брат Яков в молодости был красавцем и любимцем женщин. Призыва на фронт он избежал как талантливый инженер-металлург, но в тылу активно пользовался своими природными данными. Невеста Якова даже не подозревала, что он женат, и узнала об этом только на последнем месяце беременности. Видимо поэтому у нее случились преждевременные роды. Врач даже решил, что новорожденная мертва и отправил ее в морг, но Любовь спас местный сторож, увидевший, что малышка моргает.

Дядя с добрыми глазами

Как рассказывает Игорь Оболенский в книге «Близкие люди. Мемуары великих на фоне семьи», брак родителей по понятным причинам не состоялся. Мать с малолетней Любой переехала к тете и отношений с Яковом не поддерживала. Но Леонид Ильич племяшку не забывал и регулярно передавал на Урал одежду и продукты военными самолетами. Когда девочке исполнилось пять лет, дядя уговорил ее мать на переезд в Днепродзержинск. Сама Люба из тех времен ярче всего запомнила большого красивого мужчину с добрыми глазами и теплыми руками: ей так уютно спалось у него на плече…

В конспиративном номере

Перебравшись в столицу, Леонид Ильич постепенно перетянул туда и всех своих родственников. В 1964 году в Москву приехала и Люба — поступать в театральный. Однако отец настаивал (и в конце концов настоял) на ИнЯзе. Влиятельный дядя организовал для девушки шикарный номер в гостинице «Москва». Впрочем, позже она узнала, что он служил конспиративной точкой: отец и дядя встречались там со своими сторонниками, когда готовили заговор против Н. Хрущева.

Случайное знакомство

В ноябре 1965 года в гостях у режиссера Романа Кармена, где Любовь была вместе с отцом, она познакомилась со студентом военной академии, немецким офицером Хельмутом. Молодые люди почувствовали взаимную симпатию и уже на следующий день отправились в театр. Но «Бориса Годунова» Любовь и Хельмут не досмотрели, отправившись уже после первого акта в офицерское общежитие.

Любовь под колпаком

Выбор между чувствами и учебой был не в пользу последней. Любовь заваливала зачеты один за другим и днями не появлялась в институте. Как позже писала она сама в автобиографической книге «Племянница Генсека», предчувствие трагичности и скоротечности отношений как будто толкало их в объятия друг друга.

Читайте также:  Екатерина Парфенова: почему партнерша Дмитрия Марьянова по фильму "Выше Радуги" не может вернуться домой

А за ними уже была установлена слежка. Встречи, перемещения, разговоры Хельмута и Любови — все это фиксировалось и в виде специального материала ложилось на стол Генсека. Вскоре в общежитии девушки начались скрытые (а потом и вполне открытые) обыски. Обращение Любови в правоохранительные органы ничего не дало: там ей четко дали понять, что наверху хотят прекращения ее отношений с «фрицем».

Трагический финал

Девушку регулярно вызывали на допросы «куда следует», а в ходе одной из таких бесед прозрачно намекнули, что подобные связи часто заканчиваются самоубийством. Долгое время Любовь надеялась, что разговор с дядей что-то решит, но он не дал никаких результатов. Отпустить племянницу из Советского Союза с женихом Генсек отказался, сказав, что после такого прецедента попросятся и другие. «И останусь я один с Косыгиным. Да и Косыгин по возможности свалит».

Попытки оформить брак в СССР также были пресечены в ЗАГСе, где от пары не приняли заявление. На слова Любови, что закон о запрете союзов с иностранцами уже отменен, ей ответили: «Для всех, кроме племянницы Генсека». А вскоре Хельмута после защиты диссертации вызвали на родину. Он оказался перед сложным выбором: Любовь или военная карьера. И выбрал все-таки последнюю.

На память о безумном и скоротечном романе у Любови осталось скромное подаренное Хельмутом колечко, которое она хранила долгие годы спустя после расставания. Впоследствии она вышла замуж за ученого, родила ему двоих детей, эмигрировала в США и выпустила книгу воспоминаний «Племянница Генсека». Но настоящего счастья, кажется, она так и не нашла…