«Роди – и все пройдет»: как гинекологи игнорируют проблемы с женским здоровьем

Поход к гинекологу – испытание, часто сопряжённое для женщины с сильным стрессом. Причиной этому является унаследованный современной гинекологией у своей советской предшественницы «карательный» подход к пациенткам. Всё шире обсуждаются ситуации унижений, дегуманизации, «наказания» за то, что женщина занимается (или не занимается) сексом… И, к сожалению, вместо того чтобы быть хоть как-то  уравновешенным профессиональной медицинской помощью, этот подход проявляется еще и невнимательным, а часто и откровенно халатным отношением непосредственно к здоровью женщин.

Согласно Федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 2011 года, пациент(ка) имеет право на «облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством» (ст. 19, п. 5.4),  получить «в доступной … форме имеющуюся в медицинской организации информацию о состоянии своего здоровья, в том числе сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе и о прогнозе развития заболевания, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных видах медицинского вмешательства, его последствиях и результатах оказания медицинской помощи» (ст.22, п.1), а также на «соблюдение этических и моральных норм, а также уважительного и гуманного отношения со стороны медицинских работников и иных работников медицинской организации» (ст.6, п. 1.1).

Но имеют ли эти слова отношение к нашей реальности?

Что может произойти в кабинете у гинеколога?

Если почитать форумы и тематические группы в социальных сетях, выясняется, что красивые, выверенные законодательные формулировки очень далеки от того, с чем сталкиваются женщины на приёме у врачей. А это

Неточные, а порой и ложные диагнозы. Что говорить, теоретическая подготовка врачей в России довольно далека от той, которую получают специалисты и специалистки в странах, опирающихся на современное научное знание. У нас до сих пор лечат эрозию и отправляют на бесчисленные ненужные анализы ради… а ради чего, собственно?

Болезненные осмотры. Болезненные, к слову, не потому, что без этого не обойтись, а просто так. Позиция власти, которую автоматически занимает профессионал(ка) по отношению к пациентке, а также стигматизация всего женского в наших культурных условиях позволяют этой практике вполне успешно существовать и даже процветать.

Обесценивание боли. «А рожать ты как собираешься?», «Ты же рожала, чего теперь корчишься?», «Не ври, не больно!» — эти фразы звучат в гинекологических кабинетах слишком часто, хотя в принципе не должны произноситься никогда. Какая разница, рожала женщина или нет? Наличие или отсутствие этого опыта не отключает у неё способность чувствовать боль и не обязывает её выносить эту боль без протестов. Тем более если её можно (было) значительно уменьшить или вовсе избежать.

Репродуктивное давление. «Сколько тебе лет? Сколько? Почему до сих пор не родила, часики-то тикают!» Бессмысленный и беспощадный термин «старородящая» (приходящийся, к слову, на возраст, когда во многих странах люди только-только заканчивают университет) как будто ставит женщине несмываемое клеймо. На лбу. А если вдруг женщина уже родила, это все равно не гарантия, что она избежит рекомендации родить еще. Ведь нужно же помогать государству улучшать демографическую ситуацию! Но в родильной «гонке» победительниц не бывает, любую всегда найдётся за что упрекнуть. Границу между «женщина без детей – не женщина» и «куда столько нарожала?!» пока не удалось найти никому.

Читайте также:  Как менструация влияет на умение женщины управлять машиной

Репродуктивное принуждение. «Ну и что, что нет денег, а чем ты думала, когда в кровать ложилась?», «Сейчас сделаешь аборт – потом детей не будет!», «Какие-какие у тебя проблемы? А ты рожала? А, понятно!» Тенденция приписывать беременности и родам – вообще крайне ресурсозатратным и рискованным для любой женщины состояниям – омолаживающие или, того хуже, оздоровительные/лечебные свойства когда-то как разлетелась вирусом по гинекологическим кабинетам, так там, судя по всему, и осталась. О грыжах, геморроях, разрывах и последующих швах, недержании, опущении матки, разрывах сосудов, ослаблении глазных мышц, возможности разрушения зубов, обострения хронических болезней и прочих возможных последствиях деторождения гинекологи часто предпочитают «дальновидно» умалчивать.

Почему это происходит?

Высокая степень иерархизации в обществе. В частых условиях взаимодействия «по понятиям» невольно начинаешь стремиться свести личные риски к минимуму. Врач как человек, обладающий медицинским знанием, признанным институтами (что критически важно), автоматически занимает экспертную позицию в общении с пациентками. А где власть, там и злоупотребление ею. Особенно если это единственная возможность злоупотребить без последствий.

Стереотип о женской эмоциональности и склонности преувеличивать. Разумеется, крайне маловероятно, чтобы женщина, пришедшая наконец к врачу, визит к которому устойчиво связан со стрессом, стала бы преувеличивать – обычно из-за страха к нему вообще попадают, когда дела уже довольно серьёзны и боль или сильный дискомфорт вряд ли прекращаются хоть на короткое время. Но достаточно назвать пациентку «истеричкой» — и проблемы больше нет, она же наверняка все выдумала. А если вдруг есть – то это уже повод для других токсичных тактик общения.

Вера в «женское предназначение». Как сказала известная американская феминистка Глория Стайнем: «Наличие матки обязывает к материнству ровно в той же степени, как наличие голосовых связок – к карьере оперного певца». Однако в России и других странах бывшего СССР способность рожать с советских времен приравнивается к обязанности. «Не рожала – не баба!» — «женский» эквивалент расхожему «Не служил – не мужик!».  К тому же в российском контексте, с устойчивым и громко провозглашаемым желанием властей спасти демографическую ситуацию в стране, сам бог, как говорится, велел…

Непрофессионализм/недостаток знаний. Да, увы. В России до сих пор учатся по давно устаревшим учебникам, усваивая с ними и советское отношение к женщине как к машине для воспроизводства людей, и отсутствие элементарной этики общения с пациентками. Если какая-либо ситуация выходит за рамки того весьма немолодого и, давайте говорить открыто, небольшого багажа знаний, которым снабдили врачей в медицинском, её можно быстро и просто решить советом родить. Тем более, вдруг и правда прокатит?

Безусловно, нельзя отрицать ни профессионализма и высоких стандартов работы отдельных специалисток, ни положительный опыт отдельных женщин. Необходимо, чтобы таких профессионалок и хороших опытов становилось как можно больше. Хорошо, если вы читаете этот текст с недоумением/непониманием//протестом/ужасом в душе – значит, вам повезло с этим не столкнуться. Но перечисленное здесь имеет место в опытах многих других женщин. А значит, об этом важно и нужно говорить. И каждая имеет право знать, что она не одна – и что так быть не должно.