Вера Мухина

Вера Мухина: какой была судьба создательницы «Рабочего и колхозницы»

Трудно представить, что Вера Мухина, чье творчество воплощало представление об идеальной советской скульптуре, получила образование в Париже в мастерской знаменитого художника Эмиля Антуана Бурделя, ученика Огюста Родена. А ведь именно тогда и сформировалась её воспитанная на европейской традиции манера, впоследствии закаленная в советских реалиях под надзором кремлевского правительства.

Любовь к античности

Вера Мухина довольно рано начала заниматься искусством. Свои первые уроки живописи и рисунка она получила еще в детстве. Позже, после переезда в Москву, она продолжила своё обучение, а в возрасте 23 лет под влиянием своего французского наставника Бурделя её выбор окончательно пал на скульптуру. Именно от Бурделя она унаследовала любовь к античности, которую выражала в своём творчестве. Только если её учитель делал акцент на архаическом наследии Древней Греции с его искаженными пропорциями, грубоватой лепкой формы и неэмоциональными лицами-масками, то Мухину больше впечатлял эллинизм. Увлекало её и итальянское Возрождение, которое она смогла увидеть, путешествуя по Апеннинскому полуострову. Любовь к красоте человеческого тела она почерпнула у греков, а внимание к личности переняла из ренессансной культуры. Знаменитые «Рабочий и колхозница», созданные Мухиной для советского павильона Бориса Иофана к Всемирной выставке в Париже 1937 года, прекрасно иллюстрирует её пристрастия. Идеальные и вместе с тем очень целеустремленные и волевые, они стали символом молодого государства. Композиция «Рабочий и колхозница» во многом напоминает античную скульптуру «Тираноборцы», созданную Критием и Несиотом. Так же, как и два брата Гармодий и Аристогитон, свергнувшие тиранов — правителей Афин и провозгласившие демократию, рабочий и колхозница своим жестом открывают дорогу новому социалистическому режиму, всем своим видом показывая, за кем будет будущее.

«Пролетарский кубизм»

Но не только античное наследие служило подпиткой для творчества Веры Мухиной. Находясь в Париже в 1912-1914 годах, она оказалась в эпицентре культурной и творческой жизни Европы. Пабло Пикассо, Амадео Модильяни, Марк Шагал, Кес ван Донген творили как раз в это же время. Мухина просто не могла не посещать выставки этих художников. Влияние кубизма, первооткрывателем которого был Пикассо, легко обнаружить во многих скульптурах Мухиной. Яркий образец – «Крестьянка», созданная в начале её творческой карьеры. Кажется, что будто эта мощная женщина буквально сварена из геометрических деталей: её крупные ноги, напоминающие параллелепипеды, цилиндрическая юбка, конусообразный платок – соединенные вместе отдельно отлитые части. Или другой пример – работа «Ветер», в которой на первый план выносится тема стихии, которая ломает формы. Интересно, что лицо девушки принципиально не проработано, что заставляет вспомнить лишенных индивидуальных черт «Авиньонских девиц» Пикассо.

Читайте также:  Настоящее имя и другие малоизвестные факты из жизни Наины Ельциной

Кстати, оригинал «Крестьянки» сейчас можно увидеть в Музеях Ватикана в Риме, тогда как в Третьяковской галерее выставлена лишь её бронзовая копия.

«Рабочий становится личностью»

В конце своей карьеры Вера Мухина стала больше уделять внимание персональным характеристикам моделей. Её поздние работы – это не символы и представления каких-либо абстрактных образов, а конкретные черты и частные детали. Теперь вектор развития творчества направлен от общего к частному. Гораздо чаще теперь можно встретить не пышущих здоровьем крестьян и колхозников, а портретные скульптуры определенных личностей эпохи. В 1934 году Мухина создает портретный бюст архитектора С. Замкова. Высокий лоб, сдвинутые брови, волевой подбородок – черты не только реального человека, в этом произведении скульптор утверждает идеальный образ современника. Её «рабочий получает лицо». Несмотря на камерность и небольшой размер работы, она производит впечатление большого монументального памятника. От этого жанра Мухина не отказывается, однако реалистичную задачу увековечивания выдающейся личности она решает в своеобразном ключе, придавая образам нотки лиричности. Таковы ее памятники М. Горькому и П. Чайковскому. Мы видим не столько широту и масштаб персоны, сколько его человеческую сторону: блестящий писатель предстает пожилым и опирающимся на трость, а великий композитор – наслаждающимся прекрасными звуками музыки.

Неизвестные таланты Мухиной

Несмотря на то что Вера Мухина вошла в мировую историю искусств в первую очередь как скульптор, она пробовала себя и в других видах искусства, прежде всего в декоративно-прикладной области. Вместе с известным дизайнером Надеждой Ламановой она создала альбом «Искусство в быту», в котором читателям предлагали выкройки простой, но изящной одежды из подручных материалов. Например, следуя советам художников из двух владимирских полотенец можно было легко сшить кафтан. С подобными идеями они выступили на Всемирной выставке в Париже в 1925 году, представив костюмы в стиле а-ля рюс из самых обычных материалов: сукна, бязи, полотна. Жюри оценило придумку русских художников, вручив им Гран-при. Помимо этого, Мухина создала эскизы костюмов к ряду театральных постановок по произведениям А. Блока, Софокла, Сема Бенелли, но они так и остались невоплощёнными в жизнь. Еще одним большим увлечением Мухиной было стекло. Ей удавалось создавать из этого сложного материала, не только утилитарные вещи (кстати, идея формы гранёного стакана принадлежит именно ей), но и скульптуру, таким образом она стала одним из первых мастеров художественного стеклоделия.