«Дурашливые петрушки»: кого так называют психиатры

Психиатрия — единственная отрасль клинической медицины, в которой диагноз пациенту ставят не на основе анализов крови или каких-либо аппаратных исследований в организме, а исключительно учитывая рассказ самого больного. Соответственно, названия психологического состояния, который выявил врач, могут варьироваться, но при этом сам диагноз в медицинской карте больного будет иметь стандартное и зашифрованное обозначение.

ОКР

Психиатрия, как отрасль медицины, стала постепенно формироваться только в XIX веке. В 1827 году французский психиатр, автор первого научного руководства по психиатрии, доктор Жан-Этьен Доминик Эскироль описал одну из форм невроза — «болезнь сомнений». У пациента появляются навязчивые, мешающие или даже пугающие мысли, например, что он умрет, если дотронется голыми руками до земли. А может нет? Или его постоянно преследует страх сделать что-то неправильно — испечь хлеб, чуть нарушив дозировку в рецепте. В итоге получится несъедобный или даже отравленный продукт. Хотя на самом деле это не так. В наше время подобные неврозы у людей встречаются довольно часто. Врачи из «Российского общества психиатров» называют цифру около 4% от общего числа населения. Такие люди после каждого прикосновения к обычному предмету бегут мыть руки с мылом, или например, печатая простое письмо другу по нескольку раз перепроверяют пунктуационные ошибки (орфографические — даже в черновиках не допускают), а также без объективных причин ищут их в речи или в тексте других авторов. Они часто обладают весьма высоким интеллектом, а также навязчивым желанием учить окружающих не произносить в обиходе слово «одеть». Есть только «надеть» и точка. Когда «борьба за чистоту русского языка» доходит до критически-истеричных пределов, психиатры порой называют таких пациентов «грамматическими нацистами». Но в медицинской карте больного, в графе диагноз, скорее всего будет стоять аббревиатура — ОКР — обсессивно-компульсивное расстройство. Оно бывает легкой, средней и тяжелой степени выраженности, и в первом случае человек зачастую даже не знает, что он — болен. Однако любая патология, неважно, соматического или психиатрического характера, без правильного лечения только ухудшает состояние пациента. И в итоге легкая, но не скорректированная форма ОКР рано или поздно перерастет в тяжелую. Это лишь вопрос времени.

Читайте также:  "Ты слишком много/мало ешь!": почему это плохая "забота"

БАР

Различные расстройства личности наблюдал еще Гиппократ в IV веке до нашей эры. Во Франции в 1854 году доктора Жан-Пьер Фальре и Жюль-Габриель-Франсуа Байярже почти одновременно описали заболевание под названием «циркулярный психоз». Позже, в том числе и немецкие психиатры назвали его «помешательством в двух формах». Это когда периоды депрессии у человека сменяют времена безудержного и зачастую необоснованного веселья. Также возможны многообразные варианты смешанных состояний — малозаметная гипоманиакальность сменяет субдепрессию или же наоборот, все это проявляется в гипертрофированных формах. Во всяком случае, врачи Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Московской области Психиатрической больницы № 2, иногда между собой называют замеченных ими на улицах людей в подобных маниакальных состояниях «дурашливыми петрушками». Пораженные этим недугом индивиды надевают яркую одежду, но несуразно и зачастую не совсем по сезону, при этом ведут себя странно; радостно кричат стихи, прыгают, пляшут или безудержно и сбивчиво поют посреди улицы песни, залезают на деревья и оттуда громко и невнятно рассказывают о каких-то своих впечатлениях. В таком возбужденном состоянии больной может случайно нанести вред себе или кому-то из окружающих. А когда маниакальность сменяет период депрессии, то он может и осознанно совершить попытку суицида. Поэтому даже в смешливом, дурашливом состоянии человеку необходима профессиональная психиатрическая помощь. И в этом случае в медицинской карте больного, в графе диагноз будет стоять аббревиатура — БАР — биполярное аффективное расстройство. Оно бывает нескольких типов и даже может проявляться в легкой форме гипомании, причем без смены состояния в виде депрессии — только короткий период раздражения. Но любое подобное отклонение в поведении требует обязательной профессиональной коррекции, чтобы затем оно не переросло в форму, когда человек совершает непоправимое, причем зачастую даже не осознавая этого.