Людмила Зыкина и Алексей Косыгин: откуда взялся слух об их романе

Несмотря на разницу в возрасте в четверть века, Людмилу Зыкину и Алексея Косыгина людская молва быстро «поженила». Оказалось, что для того, чтобы стать любовниками в глазах сплетников, многого не нужно: лишь приход на похороны да тост на банкете.

Клавочка

Слухи о романе Алексея Николаевича Косыгина с певицей Людмилой Георгиевной Зыкиной покажутся еще более невероятными, если знать об отношении Председателя Совета министров СССР к законной супруге. На Клавдии Андреевне Кривошеиной Косыгин женился еще в 1927 году. Молодые поселились в коммуне, где Клавдия Андреевна была и казначеем, и поваром, и домохозяйкой. С тех пор, сели верить Николаю Зеньковичу, автору издания «Самые секретные родственники», Косыгин во все домашних делах полагался исключительно на жену. «Как Клавочка скажет, так и будет» — любил повторять Алексей Николаевич. А «Клавочка» же в свою очередь говорила: «Жена- это судьба». Об этом она в открытую заявила даже Сталину.

Однако в 1967 году счастью Косыгина пришел конец: у Клавдии Андреевны обнаружили рак. По словам врача Евгения Чазова, написавшего мемуары «Здоровье и власть», Алексей Николаевич тяжело переживал болезнь супруги и постоянно раздражался из-за того, что медицина в этом случае проявила свое бессилие: недуг оказался слишком запущен. А вот сама больная докторов не винила и убеждала мужа в том, что медикам подчас тоже приходиться нелегко. Она умерла 1 мая. Тогда Алексей Косыгин в числе других членов правительства стоял на трибуне Мавзолея. Его, конечно, оповестили о состоянии Клавдии Андреевны, и он покинул свой «пост», но проститься с женой все же не успел.

Похороны и тост

Как указано в издании «Династии, кланы и семьи в России», на похоронах Клавдии Косыгиной присутствовала и Людмила Зыкина. Данный факт и стал одной из основных причин возникновения в народе слухов о романе певицы и главы Совета министров страны. Однако, как утверждает Ольга Горшенкова, автор книги «Никита Хрущев и Леонид Брежнев», еще до этих трагических событий, произошедших с Клавдией Андреевной, Алексей Николаевич на каком-то мероприятии предложил выпить за Людмилу Зыкину. Тогда он сказал несколько теплых слов о певице. И этого оказалось достаточно для того, чтобы даже в высших кругах окрепла уверенность касательно любовных отношений между Косыгиным и Зыкиной.

Читайте также:  "Торт от Сталина" от чего на самом деле умерла Надежда Крупская

Показательной в этом плане является история, приключившаяся с Людмилой Георгиевной в Чехословакии и описанная в книге Федора Раззакова «Страсть». Провожая вокалистку в обратный путь, кто-то из руководителей страны попросил ее передать привет Алексею Косыгину. Зыкина очень удивилась и ответила, что, если увидит его, то обязательно передаст. И тут наступила очередь удивляться чехословацкому партийцу: «А вы разве не его жена?». Впоследствии известный конферансье Борис Брунов посвятил в эти слухи и самого Косыгина. Но Алексей Николаевич ничуть не смутился и велел Брунову передать Зыкиной наилучшие пожелания.

А на самом деле…

Наверное, подобные домыслы мало трогали Алексея Косыгина. Как утверждает Леонид Млечин, автор книги «Брежнев», Косыгин был из тех мужчин, кого называют однолюбами. После смерти Клавдии Андреевны он стал все больше времени проводить в одиночестве, а точнее в обществе книг, отказываясь от всевозможных мероприятий и пикников, в которых участвовали представители высшего руководства страны. Он, конечно, продолжал работать, но и об усопшей супруге никогда не забывал. Так, Косыгин добился того, чтобы часть средств от субботников было передано на строительство в Москве онкологического и кардиологического центров.

А вот с кем Алексей Косыгин действительно сблизился после кончины Клавдии Андреевны, так это со своей дочерью Людмилой. С этого момента, как пишет Гавриил Попов в своей книге «Реформирование нереформируемого: попытка Алексея Косыгина», Людмила Косыгина, служившая в Министерстве иностранных дел, сопровождала отца во всех заграничных поездках, особенно, там, где по протоколу требовалось присутствие супруги. Ведь у Алексея Николаевича спутницы так и не появилось. И это несмотря на то, что до конца 1970-х годов Косыгин мог дать фору любому юнцу: когда ему было за 60, он совершал длительные пешие походы и плавал на байдарке.