«Стеклянный лифт»: почему мужчины добиваются успеха в «женских» профессиях

Многие читательницы наверняка вспомнят (или слышали) истории о мужчинах, приходящих работать в «женские» профессии – учителем в школу, воспитателем или «нянем» в детский сад, медбратом в больницу. Как правило, такие истории начинаются тем, что мужчину в женских коллективах превозносят до небес, хотя он выполняет ту же работу, что и все остальные его коллеги-сотрудницы, а заканчиваются его удивительно быстрым повышением по службе. Почему же так происходит?

Если выражение «стеклянный потолок» уже более-менее знакомо людям из встречающихся тут и там феминистских текстов, то о выражении «стеклянный лифт» (или, в англоязычной версии, «стеклянный эскалатор») многие вряд ли слышали. Этот термин был предложен для обозначения явления, когда мужчина, пришедший в феминизированную сферу труда, в крайне короткий срок оказывается на первых позициях в трудовой иерархии. Как выразилась колумнистка журнала «Форбс» Дженна Гудро, «пока женщины взбираются по лестнице в сфере феминизированных профессий, их коллеги-мужчины плавно скользят мимо них на невидимом эскалаторе, направляясь напрямую к верхушке».

Каковы причины?

Ценность мужчины как человека, принадлежащего к титульной социальной группе, а значит, достойного «большего»

Патриархат посылает нам месседжи о женской вторичности по отношению к мужчине отовсюду: мы слышим их от собственных родителей и окружающих, из медиа и от боссов, от коллег и просто мимопроходящих людей. У девочки есть абсолютно чёткая жизненная дорога, обусловленная её якобы естественным (и неизбежным) «женским предназначением» – быть женой и матерью. Путь же мальчика неизвестен и потому интригует – а также дает взрослым мужчинам огромную фору в плане свободы выбора и перспектив. Даже если мужчина – «нянь».

Стереотип о «кормильце»

Читайте также:  Почему руководители меньше подвержены стрессу, чем подчиненные

В России совершенно пугающий процент матерей одиночек – по словам детской омбудсвумен Анны Кузнецовой, неполные семьи с матерями-родительницами составляют почти треть от всех российских семей, то есть, около 5 миллионов. Отдельной большой проблемой является массовое уклонение мужчин от выплаты алиментов. Тем не менее стереотип о том, что мужчина должен зарабатывать больше, потому что ему «семью кормить», живет и процветает. Данные, проанализированные российской исследовательницей Инной Мальцевой, говорят о том, что «мужчины, занятые в «женских» профессиях, зарабатывают на 38–40% больше, чем женщины», а «если мужчина и занят в нетипичной для его пола профессии, то это, скорее всего, руководящая должность, обеспечивающая высокий доход». Разумеется, из этого правила есть исключения. Но тенденция тоже чёткая.

Расчет на мужской «потенциал»

На мужчине, в отличие от женщины, не висит «вторая смена» – домашний труд, а также труд репродуктивные и связанные с ним необходимость выходить в декрет и брать больничные на протяжении долгих лет детства ребёнка. Поэтому многим работодателям, в том числе и в государственном секторе, мужчины видятся как более перспективные сотрудники. Кроме того, масла в огонь ситуации подливает распространенное стереотипное представление о мужчинах как более приспособленных к руководящей работе. И поэтому на практике выходит так, что при наличии в организации опытной и старательной сотрудницы (возможно, даже далеко не одной) повысят все равно меньше проработавшего мужчину – по принципу «авось подойдёт».